• Головна
  • 19-летний ВИЧ-позитивный криворожанин рассказал о том, как раскрыл свой статус друзьям и близким, - ВИДЕО
12:33, 17 лютого 2020 р.

19-летний ВИЧ-позитивный криворожанин рассказал о том, как раскрыл свой статус друзьям и близким, - ВИДЕО

Более 13 тыс. молодых людей в Украине в возрасте от 13 до 24 лет живут с ВИЧ-статусом. Из них около 80% имеют этот статус с рождения — получили его от родителей.

Репортер НВ Саша Горчинская записала четыре истории ВИЧ-позитивных юношей и девушек, которые уже открыли свой статус окружающим или планируют сделать это. Среди тех, кто открыл свой статус, есть и криворожанин - 19-летний Егор. 

"Я родом из Кривого Рога. О своем статусе узнал в 13 лет, то есть, шесть лет назад. Начал очень часто болеть, практически не мог выздороветь. Каждую неделю у меня было то ОРВИ, то что-нибудь еще. Был такой момент, когда у меня сильно воспалились лимфоузлы. Сначала врачи подумали, что это онкология, но потом направили в СПИД-центр. Там выяснилось, что у меня — ВИЧ.

Мой статус достался мне от родителей. На момент, когда я о нем узнал, из родителей был жив только мой отец, у него тоже нашли ВИЧ. Сейчас отца нет в живых, я — сирота.

Конечно, я мог бы впасть в депрессию, да. Но я воспринял это, как будто у меня какая-то бородавка. Посидел, почитал [информацию] в интернете, понял, что для окружающих это безопасно. Но также узнал, что бывают люди, которые могут относиться негативно к таким, как я. Тогда подумал, что статус лучше скрывать, [но у меня этого не получилось]. Сам всем все рассказал. В итоге, это пошло и поехало по всей школе: я сначала одному в классе рассказал, что я вот такой, только, мол, ты никому не говори, потом другому.

Буквально перед этим, как раз пока я лежал в больнице, моя классная руководительница провела в классе урок на тему ВИЧ/СПИД, рассказала, что это, как передается, какие риски. Сделала это потому, что мой отец рассказал ей про меня. То есть, когда я вернулся на учебу и решил рассказать о себе одноклассникам, то пришел на все готовое. Они уже были подготовлены.

Каждый день в 9 вечера я принимаю АРТ [антиретровирусную] терапию. На данный момент у меня нулевая нагрузка: вирус есть, но он не размножается. То есть, я спокойно могу завести здоровую семью, у меня здоровый иммунитет. Знаю, что ближе к лету в Украине должны закупить инъекционную терапию. Это должно облегчить жизнь молодежи с ВИЧ: некоторые пропускают, иногда забывают пить таблетки.

В 16 лет я впервые раскрыл свой статус. С организацией, в которой волонтерю, я поехал в Москву на крупное мероприятие — Международную конференцию по ВИЧ/СПИД. Там на местном телевидении дал интервью, но никто из родственников в Украине его не увидел. Когда начал рассказывать об этом на местном ТВ в своем городе, некоторые родственники восприняли все в штыки. Сказали, мол, чего ты позоришь нашу фамилию. Потому что после этого интервью к родственникам с такой же фамилией были вопросы: «А что, вы тоже такие?»

Сейчас учусь в Киеве, на педагогическом. Кроме того, у меня уже есть специальность — повар-кондитер. Живу в общежитии. О моем статусе знают все в общежитии, все в университете, от меня. Когда я заезжал, знакомых и друзей у меня тут не было, я все начинал с нуля. Решил, что лучше, пускай они узнают все от меня, а не от кого-то другого услышат какую-нибудь информацию, не отвечающую действительности. Здесь я рассказываю другим о том, что да как, раздаю презервативы — это же общежитие.

Также я волонтерю в нескольких организациях, пытаюсь хоть как-то менять наш менталитет и отношение окружающих к людям со статусом. Довольно часто даю интервью, рассказываю о себе публично.

Был момент, когда после одного из эфиров мне написала девочка, скорее всего, это был фейковый аккаунт. Она стала обвинять меня в том, что я — гей. Мол, это «болезнь только геев», что таким, как я, нужна отдельная резервация, чтобы мы [ВИЧ-позитивные] там не размножались. Я все перевел в шутку, но заблокировал ее и мы больше не общались. Вообще весь подобный негатив стараюсь сводить к шуткам и не воспринимать всерьез.

Для людей со статусом закрыты всего несколько сфер: полиция, армия, военные структуры, также мы не можем работать хирургами и стоматологами. Остальные сферы для нас открыты. Я уже успел поработать официально, в детском саду, также работал в ресторане. Справок у меня никто не требовал, конечно, потому что я имею право вообще никому не раскрывать свой статус.

Большая часть подростков, живущих с ВИЧ в Украине — это те, кому статус передался от родителей. Я бы сказал, где-то 80%. Есть [дети] из неблагополучных семей, где родители были наркоманы, маргинальные [личности]. А есть из благополучных, таких, в которых, казалось бы, ни к чему не прикопаешься. 20% — это подростки, которые пытаются рано повзрослеть и занимаются сексом без презерватива, потому что так «лучше чувствуется».

Не знаю, почему так получилось в моем случае. Когда я родился, то был даже не привит — у меня отсутствовали все эти стандартные для младенцев прививки. Возможно, кого-то где-то недостаточно обследовали: [по словам родителей] тогда статус не нашли ни у меня, ни у отца, ни у мамы. В 2000-х на ВИЧ при рождении тестировали не всех. Может, где-то через раз, и я этот раз как раз прошел [мимо].

Читайте также: "ВИЧ может коснуться каждого": что делать криворожанам, чтобы не заразиться, - ФОТО

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію
#кривой рог #новости кривого рога #вич-позитивный #статус
0,0
Оцініть першим
Авторизуйтесь, щоб оцінити
Авторизуйтесь, щоб оцінити
Оголошення
live comments feed...