• Главная
  • Криворожанин Василий Стуженко потерял в АТО руку и ногу
12:30, 27 сентября 2014 г.

Криворожанин Василий Стуженко потерял в АТО руку и ногу

Рассказа нашего земляка, находящегося на лечении в госпитале Днепропетровска, записала для "Магнолия -ТВ" Наталия Проценко.

Когда Вася Стуженко закончил рассказывать свою историю, он посмотрел на меня и сказал: "Вы не волнуйтесь, я сильный духом!"

Прямая речь бойца:

«Я, Стуженко Василий Васильевич, 21 декабря 1981 года рождения.

Работал продавцом в гипермаркете Ашан в самом Кривом Роге.

Получил повестку 18 мая, был мобилизован. 6 июня вошел в зону АТО, в зону боевых действий. Это было в 8 км от российской границы, Донецкая область, какой-то мелкий населенный пункт, не помню названия.

В армии срочку не служил, военной кафедры не было вообще, абсолютно.

Я не учился, образования с военной кафедры не было, и призвали вот так. Перед призывом где-нибудь на Десне, в учебке вообще не был. В военном билете написана специальность финансово-экономическая служба.

Приехали мы в маленький поселок Донецкой области 8 км. у границы. Мы выдвинулись полностью батальоном. Это территориальная оборона Кривого Рога.

Вот так граница резко Кривого Рога увеличилась. Моя финансовая служба состояла в том, что я должен был выдавать зарплату, у меня был материалист, накладные, товар получал. Оружие у меня было, стрелять научили.

Весь батальон выдвинулся, пришел в расположение, стали мы в лагере, где-то постояли 6-го числа. Палатки ставили, окопы рыли, у нас техники как таковой поначалу не было, а потом уже начинали получать, потому что мы стояли в третьей линии обороны. Это ближе или дальше? Получается дальше. Когда мы на первом лагере стояли, тут 8 км. от российской границы, и где-то 32 км. до Донецка, вот такое вот расстояние, потому что хлопцы на мобильных телефонах карты открывали, смотрели.

Потом мы зашли в следующий лагерь, не помню число - мы три раза переезжали, меняли места дислокации, и, естественно, все ближе и ближе и ближе вводились, переезжали в сторону Донецка, вглубь Донецкой области.

Последнее наше место стоянки – это был поселок Старобешево. Там у меня остановился штаб, и естественно, мы расставили уже не блокпосты, а уже свои опорные точки.

В нашем батальоне было 5 опорных точек, потому что нас должны вывести на ротацию.

У нас серьезные потери были , около 43% потерь личного состава и техники - 63%.

Техника - это машины для передвижения личного состава и плюс БРДМ (у нас тяжелой техники не было). Из всех БРДМов у нас осталось, наверное, на сегодняшний день один.

В тот день мы получили боевое задание: объезд блокпостов, доставка вооружения и обеспечения. На точке находился железнодорожный переезд, мосты, наши там окопались. Там тяжелые потери, бои сумасшедшие. К нам два танка подъехали, всем вместе легче жить, конечно. Вот получается наша точка там не только батальон, но и другие подразделения. То есть мы консолидировали боевые силы для продвижения на Донецк.

И наша задача была – подвезти этим объединенным подразделениям вооружение, потому что они отчаянно защищались. Мы поехали по блокпостам, под обстрелы попадали по мере движения: это были минометные обстрелы, автоматические гранатометы плюс автоматическое оружие. В нас не попали, и мы быстро проехали.

Мы объехали все блокпосты и стали возвращаться. Нам загрузили пленного сепаратиста.

Я даже не интересовался, кто он такой. Ехали на ГАЗ-66. Нас было шесть человек, и сепаратист – седьмой, ну и водитель. Сепаратиста я даже не видел, мы его закинули, просто быстро-быстро надо было проезжать. И вот так мы мы ехали: через населенные пункты, а там вообще - разруха, разруха, разруха. Стреляют, стреляют, стреляют. Все разбомблено.

Это было в районе Харцызска - Иловайска. Когда мы объехали блокпосты, было где-то часов пять вечера. То есть мы выехали утром, часов в пять вечера объехали.

Попали в засаду. Мы ехали мимо лесополосы. Один наш ГАЗон, все. Шесть человек, и седьмой сепаратист. Резко раздались взрывы, даже никто ничего не успел понять - все, нас раскидало. Я вылез из машины. Хлопчики все разбежались тоже.

Сначала меня ранило в машине, потом вне машины. Когда был в машине, ранило в руку сразу. Почувствовал, конечно. Получается, это как залп был, по-моему, даже из крупнокалиберных пулеметов. Сразу руку мне напрочь правую снесло. Я посмотрел на руку-рука висела на коже. Потом я вывалился из машины, бутарфанола не было. Из медицинских аптечек был только жгут для перевязки. Вот этим жгутом стянул сам себе. Как делать, я знал. Из медикаментов ничего не было.

Потом очередной залп, в районе посадки меня накрыло, и уже и ногу оторвало. По бедро отрезали потом в больнице. Ногу вначале отняло в районе икры. Тоже там осколочно-проникающее ранение, а потом уже пошло осколками сыпать. Когда отняло ногу, я был уже вне машины, уже вылез. Начал пробираться в сторону посадки, там стояла наша обгоревшая боевая машина БМП. Я хотел там спрятаться, чтоб укрыться хотя бы от осколков.

Куда делись пацаны мои, которые были со мной, шесть человек, не знаю. Когда отняло руку и ногу, я еще в сознании был, но два раза терялся. Потом меня нашла моя разведрота часа через полтора, я так думаю, точно не знаю. Около шести вечера меня доставили в Старобешевскую больницу, там у меня ампутировали руку и ногу, залатали.

На следующее утро мои приехали договариваться, чтобы меня вывезли в район госпиталя Волновахи. Это больница Волновахи, и в Старобешево тоже есть больница. Там как сепаратистов лечат, так и наших. Ну, правда, уже не лечат - ее разбомбили сепаратисты дня четыре назад. Потом оттуда утром меня перевезли в Волноваху, в Волновахе меня где-то подержали часов до четырех, и потом дальше меня в Розовку отправили. Перевозили все время на машинах скорой помощи. В Розовке это полевой госпиталь, там лежал где-то часа два, я даже не знаю, цел ли он еще, но хотя это же под Мариуполем. Вроде бы целый. И оттуда меня вертолетом доставили уже в Днепропетровск.

Судьбу пацанов, с которыми я ехал, не знаю. Я знаю тех, кто со мной ехал – это Максим Кущ, Игорь Павлов, Гена Карпенко, все они мои криворожцы, Свирский Вова, и ехал военкоматчик с нами, от военкомата, был Николаич, отчество знаю, фамилию не знаю.

Он представитель Криворожского районного военкомата. Есть Криворожские городские военкоматы, у нас там пять районов, пять военкоматов. А это районные и сельские военкоматы, все Криворожского района военкоматы вокруг Кривого Рога…»

Записала Наталья Проценко

Реквизиты для помощи Василию Стуженко

карта Приватбанка № 4731 2171 0584 3781

на имя  Стуженко Елены Михайловны (мама Василия)

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#ато #бто #стуженко #помощь
0,0
Оцените первым
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить

Комментарии

Последние новости
Объявления
live comments feed...